О пользе сапропеля и поездке в Нидерланды

О пользе сапропеля и поездке в Нидерланды

  О своей поездке в Нидерланды, а также о преимуществах органических удобрений на основе озерного сапропеля рассказал генеральный директор ООО «НовБиоПром» Борис Русинов.

 − Борис Валерьевич, расскажите о своей поездке  в Голландию.

 Эта поездка была организована Минэкономразвития и Торговым представительством Российской Федерации в Нидерландах. А нам непосредственно оказывал содействие Экспортный центр, который работает при новгородском Фонде поддержки малого предпринимательства. Целью миссии с нашей стороны было заведение контактов и попытка продвижения нашего продукта на европейский рынок.

Все было организовано очень грамотно. Торгпредство организовало встречу с представителями очень крупной компании −  американской  компанией «Univar». Точнее, с представителями ее нидерландского филиала, который занимается биоудобрениями. Переход с минеральных удобрений на органические при выращивании продуктов питания, при животноводстве − сейчас тренд в Европе. Поэтому наше предложение было довольно-таки интересно.

Могу отметить высокую организацию нашей миссии со стороны Торгпредства. Помимо того, что нас обеспечили транспортом, переводом, много было предоставлено дополнительной информации. Нас возили в инновационный предпринимательский центр, где мы перезнакомились со многими организациями нидерландскими. У них бизнесом, например сельским хозяйством занимается не какой-то конкретный предприниматель, они объединяются в объединения и у них есть консалтинговые компании, которые оказывают услуги: юридические, логистические и т.д. Все услуги стоят значительные деньги, но в общак они стоят достаточно приемлемо. Поэтому в основном мы общались с этими представителями, то есть с консалтинговыми организациями.

Естественно не бывает так, чтобы приехали и сразу контракт подписали. Продукт наш новый, в том числе и в Российской Федерации, поэтому я привез образцы, предоставил аналитическую информацию. Коллеги сказали, что ее изучат, проверят на соответствие заявленным показателям, проведут эксперименты. А это, как минимум полгода, так как надо посадить, вырастить культуры, проанализировать результаты, проверить все основные показатели и прийти к решению. Но мы надеемся, имея в нашей стране богатый опыт экспериментов на разных культурах с положительными результатами, что в Нидерландах они тоже будут таковыми. А, учитывая интерес к органическим и органо-минеральным удобрениям со стороны зарубежных коллег, я считаю, что есть большие перспективы взаимовыгодного сотрудничества.

Как сообщило Торгпредство, проект, который мы представляли в Нидерландах, должен получить статус приоритетного.

 − А этот статус что дает?

 − Я не знаю точно. Скорее всего, это какое-то финансирование, чтобы проект можно было активно развивать, пристальное внимание… Точно знаю, что надо будет ехать подписывать приоритетный договор к министру. Будет приятно посетить Москву, если действительно нами заинтересуются и наш проект получить статус приоритетного. Поживем, увидим.

 В чем преимущество ваших удобрений?

 − Мы производим их из органического сырья − озерного сапропеля. Чем богата наша Новгородская область? Нефти нет, газа нет, зато есть другое. Это общераспространенное полезное ископаемое, донное отложение в водоемах. Почти как ил. Единственное в чем проблема, − когда мы занимались разработкой этого проекта, то исколесили всю Новгородскую область в поисках подходящего месторождения. Не каждое месторождение, в котором есть сапропель, подходит для его промышленной разработки в плане производства удобрений или других продуктов. Очень многие водоемы загрязнены: антропогенные факторы, радиация и прочее, и прочее. Многое еще зависит от свойств самого сапропеля. Тем не менее, есть месторождения, есть у нашей организации лицензия на разработку этого месторождения с приличными объемами, есть люди, которые готовы этим заниматься, есть продукт, который имеет госрегистрацию.

Чем хорош продукт? Тем, что ускоряет созреваемость растений на неделю-две. Помидоры вырастают и приобретают товарный вид у нас, грубо говоря, почти на месяц раньше, чем без обработки удобрением на основе сапропеля. Кислоты, которые являются действующим веществом нашего удобрения, − стимуляторы роста, защиты растения. Улучшается привес − от 10 до 50 процентов. Так на капусте белокочанной во время эксперимента мы получили привес в 57,1%. Это многотысячная процентная рентабельность. Мало того, мы увеличили содержание сахара и уменьшили содержание нитратов. То есть продукт улучшает не только физические, но и химические показатели. И, что еще характерно, его применение совместно с минеральными удобрениями приводит к уменьшению на 20-25% внесению этих минеральных удобрений. То есть повышается эффективность действия последних. А количество внесения нашего удобрения − пол-литра на гектар при некорневой обработке.

 − А оно только для растениеводства подходит?

 − Оно подходит для разных видов культур. В этом году мы проводили эксперименты на плантациях Абрау-Дюрсо, спасибо господину Титову Борису Юрьевичу − дал нам выход на руководство, спасибо, конечно, и самому руководству. Провели мы эксперимент на 20га. получили по сравнению с контролем привеса 3 центнера с гектара и повышение сахаристости на 2%. Уверен, хотя пока еще данных нет, что по хранению винограда и устойчивости обработанных кустов показатели тоже улучшились. Поэтому мы рассчитываем и на сотрудничество с нашими отечественными предприятиями.

 Уже есть какое-то сотрудничество, или компании пока еще присматриваются к новому продукту?

 − В чем проблема выхода на рынок в принципе с любым новым продуктом? Это − период двух-трех, а то и четырех лет. То есть все не верят в эксперименты, даже если эксперименты проходят хорошо и дают положительные результаты. «Тут что-то не то, давайте мы повторяемость эксперимента увеличим, подождем еще два-три года, потом попробуем на больших площадях, а потом может быть…» Это реальный факт. Это − проблема, которую мы, к сожалению, не совсем учли, когда писали бизнес-план. Мы рассчитывали, что проведем эксперименты, люди увидят и сразу начнут покупать.

 Российские компании не верят. Я думаю, что заграничные поверят. И уверен, там процесс пойдет быстрее, так как там, похоже, люди лучше считают деньги. Может быть другая проблема − то, что продукт дешевый. То, что норма применения очень маленькая и вместо того, чтобы вносить на гектары сотни килограмм минералки за тысячи рублей, тут − смешные пол-литра на гектар. Может быть, не интересно людям, которые принимают решения. Не знаю, почему.

Некоторые организации покупают. Но опять же, нам надо осваивать огромные площади, чтобы продавать приличные объемы. При такой норме внесения для 100 гектар надо 500 литров удобрения. А нам, чтобы был нормальный выхлоп, надо тонн 50 в месяц производить и продавать, чтобы это было рентабельно, чтобы платить высокие зарплаты и прочее, и прочее.

Мы ведем интенсивную работу уже второй год по опытной части. Рассчитываем, что получим хорошие результаты. Надеемся на экспорт. Во-первых, нам это интересно, во-вторых, это интересно даже региону (наше производство находится в депрессивном районе − Волотовском) ну и области в целом. В случае успеха будет поступление в страну валютной выручки. То есть, своими решениями мы убиваем сразу несколько зайцев.

Опять же спасибо Экспортному центру, очень грамотные специалисты, работают хорошо. Несмотря на то, что в комментариях на электронных СМИ структуру пытаются охаять, специалисты центра работают эффективно, грамотно  с пониманием того, чего они хотят. И все разговоры, что предприниматели в командировки катаются за счет государства необоснованны. Мы сами оплачиваем дорогу, гостиницы, самолеты, сами питаемся. Единственное, что делает тот же Экспортный центр − договаривается с Торгпредством, организует встречи с теми предприятиями, к которым мы едем. То есть организует коммуникацию. А это очень важно. Меня, как предпринимателя, может быть, никто и слушать бы не стал. А Торгпредство, представительство Российской Федерации − это совсем другой уровень. Мы у них в кабинете, с главой Торгового представительства сидели, переговаривали, пили чай, кофе. И уровень восприятия меня, как представителя предприятия Российской Федерации, уже совсем другой, соответственно и результат иной, нежели после переговоров на какой-нибудь выставке. За это Минэкономразвитию огромное спасибо!

 − Какие у вас планы по развитию предприятия?

 − У моей организации в собственности полтора гектара земли, что предусматривает возможность роста производственных мощностей, складских мощностей и прочее. Это, конечно, повлечет за собой развитие и области, я думаю. Но опять же, чтобы это заработало, надо, чтобы пошли продажи.

Вот с чем мы еще столкнулись − очень необязательное отношение к платежам. Поставку мы осуществили, деньги ждем по одному предприятию год, по другому полгода. А ведь мы работаем на заемных средствах и нам очень важно не подвести кредитора, людям зарплату заплатить.

 − А у нас в России кто-то еще этим занимается?

 − В России есть компании, которые занимаются производством гуминовых удобрений. Тема была недавно подхвачена, занимаются компании с разным успехом. У нас даже на Северо-Западе есть питерские компании, которые делают похожие вещи из торфа. Но это менее эффективный продукт, чем сапропель с точки зрения качества продукта. 

Борис Русинов, 27 октября 2013