Дело не только в инфляции, дело и в инвестклимате!

Дело не только в инфляции, дело и в инвестклимате!

"Многие банки увлеклись собственной выгодой и слишком преувеличивают риски в экономике". Этот тезис, высказанный Президентом России во время «прямой линии», сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян считает верным, но лишь отчасти.

Избыточные требования ЦБ

«Коммерческие банки очень часто повышают ставки по кредитам еще и потому, что к ним предъявляются неоправданно жесткие требования со стороны регулятора. Действительно, Центральный банк чрезмерно вмешивается в процесс оценки собственных рисков коммерческими банками. И когда предприниматели жалуются на банкиров, отказывающим им в кредитах или предлагающих очень высокую ставку, они не учитывают того, что это не собственная позиции банка,  а часто  следствие требований, которые к коммерческим банкам предъявляют регуляторы.

И вот здесь огромный фронт для изменений. Надо тщательно про-инвентаризировать соответствующие требования, потому что одни из них устарели, другие  являются результатом не совсем точного перевода международных требований Базель-2 и Базиль-3 ( документов Базельского комитета по банковскому надзору), а третьи  - следствие избыточной перестраховки  Центробанка, который пытается предвосхитить сложности, связанные с  банкротством отдельных банков. Достаточно вспомнить «Газпромбанк», «Столичный банк сбережений» и ряд других. Таким образом, иногда Центральный банк предпочитает не передавать права оценки рисков коммерческим банкам, а перестраховаться и  подробно расписать какие риски он считает серьезными,  а какие менее серьезными. В то время как в самом ЦБ не знают истинного положения дел каждого заемщика. Коммерческие банки, а многие из них довольно долго работают на рынке,  гораздо более точно оценивают свои риски. Но  они не перечат ЦБ, поскольку это может больно аукнуться при очередной проверке. Потому и создается впечатление, что банки хотят больше «содрать».

Дьявол - в деталях. На самом деле все гораздо сложнее, чем кажется, и требует большего времени  для снятия того или иного барьера. В данном случае барьер не коммерческий, а административный, который установлен регулятором», - отметил сопредседатель «Деловой России».

Высокий риск на страну

«Кроме того, высокие ставки, являются следствием высокой стоимости заимствования денежных ресурсов для самих банков. И дело тут не только  в инфляции, дело и в инвестклимате. За рубежом коммерческий банк теоретически может получить заем по низкой ставке.

В этом случае  речь идет уже не о внутренней инфляции, а о внешней  инфляции. Например,  США, если заем предоставляют банки США , или инфляции Германии ,  если заем предоставляется там. Но в итоге все равно получается достаточно дорого потому, что зарубежные кредиторы, предоставляя средства российским банкам, учитывают риск на страну. И несмотря на то, что РФ имеет свой инвестрейтинг, риск на нашу страну достаточно высокий, и к низкой ставке заимствования добавляется достаточно высокий риск.

В результате общая ставка, по которой  деньги достаются российским банкам оказывается значительно выше. Что это, желание иностранных коммерческих банков заработать? Да, но лишь отчасти. Главное здесь - оценка экономики России с точки зрения надежного места инвестирования, что, в конечном счете, и есть оценка инвестиционного климата.

А еще - результат некоторых административных действий, правил, особенностей регулирования, которые сложились в российской экономике.

И наконец,  особенности структуры нашей экономики, которая, как известно, ориентирована на сырье, на его экспорт. Могут ли банки быть единственными виноватыми? Конечно, нет. В этой ситуации необходимо принимать комплекс мер государственного и, лишь отчасти, государственно-частного партнерства для того чтобы изменить соответствующий риск на страну, поднять рейтинг и тем самым уменьшить стоимость заимствования из-за рубежа.

Отсутствие инвесторов

У нас нет льгот  для тех инвесторов, которые покупают ценные бумаги банков, тем более для тех инвесторов, которые входят в капитал банков, становясь их акционерами и дольщиками.

Если бы такие льготы были, капитализация банков, наверное, росла быстрее, и, как следствие, у них было бы больше собственных средств и, соответственно, ниже цена заимствования. А сейчас коммерческим банкам приходится привлекать деньги, что называется, в чистую с рынка.

Про зарубежные особенности мы уже говорили, а внутренние особенности - это в первую очередь высокие ставки по депозитам. Для того что бы их уменьшить, люди должны понимать, что у нас низкая инфляция  и, самое главное, иметь уверенность в завтрашнем дне. Потому что, когда есть такая уверенность, деньги можно положить в банк на долгий срок. И эти длинные деньги могут оказаться выгодными, даже несмотря на высокие ставки. Но из-за сегодняшней неуверенности в завтрашнем дне люди ищут краткосрочные и дорогие депозиты. А доля долгосрочных депозитов растет крайне медленно, их доля практически не увеличивается и это очень плохо.

Что касается инфляции, то в нашей стране она в первую очередь носит характер импортируемой инфляции издержек. То есть, той самой инфляции, которая, по сути, не регулируется Центральным банком, потому что это результат, прежде всего, внешних обстоятельств конъюнктуры мирового рынка, продовольствия, например, или результат плохого регулирования тарифов со стороны государства. Поэтому борьба с инфляцией чисто монетарными мерами, на мой взгляд, не приведет к желаемым результатам. Здесь нужны  методы другие. Тогда инфляция уменьшится, как следствие, снизятся ставки по депозитам, и, соответственно, снизятся по тем кредитам, которые коммерческие банки выдают заемщикам - различным промышленным предприятиям и прочим коммерческим организациям.

Антон Данилов-Данильян, 18 апреля 2013